За два пройденных этапа Volvo Ocean Race с яхтой "Косатка" команды Team Russia произошло немало. Рвались паруса, вставали на пути рыбацкие сети, шторма и штили. Именно штилевая ловушка в Индийском океане привела к тому, что шедшая на промежуточном финише четвертой "Косатка" откатилась на последнее, восьмое место. Своими впечатлениями о маршруте Аликанте - Кейптаун - Кочин с корреспондентом "СЭ" поделился член международного экипажа российской лодки Родион Лука.

- Как мы рады, что наконец-то дошли до Кочина! Надеюсь, такого кошмара, когда мы из-за штиля стояли три дня на одном месте, больше не повторится!

- К "великому стоянию" "Косатки" в Индийском океане мы еще вернемся. Для начала поделитесь общими впечатлениями от двух пройденных в Volvo Ocean Race этапах.

- Первый этап, из Аликанте в Кейптаун, был очень длинным - вторым по продолжительности во всей кругосветке. У нас на преодоление этих 8000 морских миль, или 15 000 км, ушло 24 дня. Флотилии нужно было пройти по Средиземному морю, по зоне пассатов Северного полушария, по экваториальной зоне, затем по зоне пассатов Южного полушария, спуститься вдоль побережья Бразилии до 40-й южной широты, а оттуда оставалось около 1500 морских миль до Южной Африки. Я так подробно расписал этот этап потому, что на нем мы испытали, кажется, все возможные погодные условия - от невыносимой жары на экваторе, в экваториальной штилевой зоне до очень холодной погоды в южных сороковых широтах. В южных морях мы столкнулись с пронизывающим до костей холодом!

- Это там волны так красиво разбиваются о яхту, образуя облако водяной пыли?

- Именно там. Но только красиво все это лишь на фотографии… На самом же деле, когда яхта идет в южных широтах, происходит следующее: внутри лодки 90-процентная влажность, а снаружи сильнейший ветер, брызги соленой воды летят в лицо и разъедают глаза. Постоянно приходится прищуриваться, надевать специальную маску. Все это, впрочем, мало помогает. Что-то делать в таких условиях очень тяжело. Учтите, что такая обстановка изо дня в день. И 24 часа в сутки мы находимся в лодке, летящей на максимально возможной скорости. Нет покоя ни во время еды, ни во время сна! Такая вот экстремальная жизнь получается.

Был момент, когда мы неслись со скоростью 33 узла (около 60 км/час. - Прим. "СЭ") в кромешной тьме, не имея возможности видеть даже линию горизонта из-за того, что все небо затянуто тучами. Светились лишь приборы - компасный курс, угол к истинному и вымпельному ветру, скорость лодки и ветра. Яхта, обгоняя волну, ударялась в следующую, застревала в ней, тормозилась, и по палубе проносился поток воды, который моментально смывал все, что не пристегнуто. Впечатление было такое, будто стоишь прямо в потоке горной реки. Температура воды не превышала 7 градусов. Если перед подъемом на палубу не наденешь неопреновые рукавицы, буквально через несколько минут начинают замерзать руки.

- И сколько дней вы шли в таких условиях?

- На первом этапе - последние восемь дней, на втором - первые пять. Хотя когда мы вышли из Кейптауна, вода была не такая холодная. На этой широте Индийский океан гораздо теплее, чем Атлантический.

- Вот мы и подобрались ко второму этапу…

- Да, он начался с 40-х широт. Этот отрезок мы прошли достаточно быстро, и наша команда на промежуточном финише взяла очки за 4-е место. Это было отлично. Но затем мы приблизились к экваториальной штилевой зоне, и наш навигатор решил рискнуть и пойти на восток, то есть по более длинному пути. Дело в том, что по всем прогнозам погоды именно там должен был быть более сильный ветер, чем на пути, по которому двигались соперники. К сожалению, все произошло как раз наоборот, и мы просидели в штилевой зоне намного дольше, чем ожидали. Почти три дня простояли на одном месте! После этого шансов наверстать упущенное у нас не было.

- Экваториальная штилевая зона (Долдремс. - Прим. "СЭ") какое впечатление произвела?

- О! Пережить экваториальный штиль оказалось труднее, чем шторм в южном океане. Жара внутри лодки 35 градусов, никаких кондиционеров нет. Плюс безветрие и такие противные океанские волны, которые тебя постоянно качают вверх-вниз. Лежишь в лодке и обливаешься потом. И так несколько дней подряд. Психологически это было тяжелое испытание. Вот этим в основном и запомнились этапы: первый - диким холодом, второй - жуткой жарой.

- По ходу гонки вам еще дважды придется преодолевать Долдремс. Наверное, мечтаете пройти их побыстрее?

- Конечно! Но это задача нашего навигатора. Даже если у меня и у других членов экипажа есть свои мысли по этому поводу, мы должны оставить их при себе. В гонке у каждого члена команды свои функции, своя зона ответственности, и даже если я соображаю в чем-то другом, то говорить об этом не принято. Это то же самое, как если бы футбольный вратарь принялся советовать нападающему, как бежать и что делать. Я - рулю.

- То есть направляете яхту туда, куда надо?

- Не совсем так. Рулевой старается сделать все для того, чтобы яхта шла максимально быстро. Именно благодаря рулевому лодка может идти либо быстро, либо медленно. Управляя лодкой, надо использовать энергию волны, выбирать правильное положение шверта и киля. Ветер постоянно изменяет свою силу и направление, а потому приходится менять и комбинацию - положение парусов, шверта, киля и руля. Короче, рулевой ведет лодку, как пилот - гоночную машину. Это настолько непросто, что невозможно стоять у руля 4 часа кряду. Рулевой сменяется каждый час, то есть в ходе четырехчасовой вахты я два часа рулю, а два часа помогаю шкотовым управлять парусами, настраивать их. Выполнение маневров - это тоже довольно сложная штука. Представьте, у "Косатки" мачта высотой с 9-этажный дом, площадь парусов - порядка 900 м2, сама лодка весит 14 тонн и это все несется со скоростью около 60 км/час! Парусник на хорошем ходу - это облако водяной пыли, из которого торчит мачта.

Одно дело - когда на скорости 60 км/час едешь в кабине автомобиля, другое - если на джипе по полю и при этом у автомобиля нет ни крыши, ни лобового стекла. А ведь в таком состоянии необходимо еще и питаться, спать, работать, переносить то холод, то жару. И все это без остановки 20 дней!

- Совсем не похоже на прогулку на яхте, как ее воспринимают люди: спокойное, приятное, размеренное покачивание…

- Посидеть с чашечкой кофе и посмотреть на закат солнца не представляется возможным! Ну разве что если тебе ничего не остается, как сидеть и ждать ветра, и только если все, что возможно, ты уже сделал. Такое бывает крайне редко. Когда же есть хоть какой-то ветер и лодка идет - не до романтики. В эти моменты весь экипаж прилагает максимальные усилия, чтобы идти еще быстрее.

- Рулевой придерживается заданного курса, а его разрабатывает…

- Навигатор. Это он говорит: "Считаю, что идти надо туда". Но последнее слово остается за шкипером. И если он не согласен с навигатором, то может изменить решение.

Шкипер не только решает, куда мы идем, но и какие паруса несем. У нас на все время гонки есть 11 парусов, каждый из которых рассчитан на различные силу и угол ветра. Менять паруса достаточно сложно, ведь делать это надо очень быстро. Иногда решения о парусах могут быть довольно рискованны. Скажем, если по прогнозу сила ветра может усилиться, то на свой риск шкипер может дать команду поставить соответствующий парус плюс, возможно, чуть изменить курс, чтобы этот парус сохранить. Парус ведь стоит порядка 60 тысяч евро, а порвать его можно очень даже легко.

- Кстати, на первом этапе из Аликанте в Кейптаун у вас порвался спинакер…

- А это парус площадью 500 м2.

- Так как же его можно по ходу дела починить?

- Внутри каждой лодки есть специальная швейная машина. Сначала парус клеится, затем сшивается. На всю процедуру у нас ушло около 10 часов. Это было очень тяжело! Я лично не представлял, как это вообще можно сделать. У ребят получилось. Разрыв паруса - это, если можно так сказать, штатная аварийная ситуация. Такое случается. К этому все готовы.

- Сколько часов кряду удается спать в ходе гонки?

- Два с половиной часа - максимум. Это если все идет идеально. А так спим по два часа три раза в сутки. График такой: два часа сплю, четыре часа работаю и так далее. В хроническом недосыпании - самая главная проблема.

- Говорят, в Долдремс многие успели покупаться в океане?

- В штилевой зоне ничего не остается, как купаться. Да и не каждый может похвастаться, что купался на экваторе посередине океана. Поэтому все, конечно, бросились плавать. Ну и потом, когда жара невыносимая, побыть в воде - это своеобразный выход из положения.

- Уже поблизости от финиша в Кочине "Косатка" попалась в рыболовные сети…

- Это было не страшно! Мы шли ночью, я как раз был на вахте и только поменялся с другим рулевым. Показалось небольшое рыбацкое судно, как потом выяснилось - со Шри-Ланки, оно отошло от берега на 500 миль, а сеть была никак не отмечена и находилась метрах в ста от катера. Ее мы и зацепили. Первое желание было - перерезать, но потом шкипер решил постараться ее сохранить. Для нас потеря дополнительных часа или двух не была критичной, а у людей семьи, дети - для рыбаков сети очень дорогая вещь. Мы опустили все паруса, а на это уходит порядка 20 минут, и пытались вручную перевести сети с одного борта на другой. Но когда лодка стояла, ее обволакивало все больше и больше. Выхода не было, и нам пришлось обрезать сети.

- Сейчас "Косатка" стоит в порту Кочина, и, поскольку повреждений у лодки нет, никакие работы не ведутся?

- Как это не ведутся? Береговая команда работает без выходных. Там огромнейший список всяких дел - каждый в своей области написал все замечания. По мелочам миллион проблем, которые можно исправлять. Только яхтсмены сейчас отдыхают: после 18 дней пути нужно хотя бы дней 5 для того, чтобы восстановиться.

- Третий этап, из Индии в Сингапур, довольно короткий, плюс часть маршрута проходит по узкому Малаккскому проливу. В чем специфика этого этапа?

- Что касается пролива, то он всего лишь чуть уже, чем Балтийское море… Команда у нас очень слаженная, за время гонки мы вместе пережили много трудных моментов. Загадывать не хочется, но нам слишком долго не везло, надеюсь, что на этот раз удача будет на нашей стороне.

Что до специфики этапа, то, как вы правильно заметили, это Малаккский пролив. Он славится как зона пиратства. А яхты - участницы Volvo Ocean Race - очень привлекательно смотрятся. Придется быть предельно аккуратными. Лина Холина